Португалия | Истории | Новости | Фотографии

Русский след в Алгарве

Первое, что с гордостью говорят о себе сами португальцы, – это их великая и непоколебимая любовь к поэзии. Ведь много ли найдется стран на нашей планете, в которых важнейшим государственным торжеством является не дата какой-нибудь революции или военной победы, а день рождения поэта. Именно 10 июня – день рождения Луиса Камоэнса отмечается как главный национальный праздник.


Автор: Михаил Гуревич

Статья: Русский след в Алгарве

Сайт: Страны мира

Первое, что с гордостью говорят о себе сами португальцы, – это их великая и непоколебимая любовь к поэзии. Ведь много ли найдется стран на нашей планете, в которых важнейшим государственным торжеством является не дата какой-нибудь революции или военной победы, а день рождения поэта. Именно 10 июня – день рождения Луиса Камоэнса отмечается как главный национальный праздник. И вообще на краю Европы живут люди, которые умеют радоваться сами и охотно делятся этой наукой с другими. Съездив недавно в Алгарве, самую южную и, наверное, самую веселую провинцию страны, я в этом убедился.

Когда я писал про «русский след» на Мальте, в Египте или в Болгарии, это не вызывало никаких вопросов. Но вот Алгарве, южная провинция Португалии… Вроде ни эмиграции, ни оккупации – о чем же писать? А есть о чем.

К примеру, в трехэтажном шопинг-центре «Modelo», что в городе Албуфейра, я увидел объявления – всегда в продаже, мол, «Аргументы и факты». Но в тот день «АиФ», видно, не завезли, зато в наличии имелись сразу три русскоязычные газеты местного производства. Из чего можно сделать уверенный вывод – «наша» диаспора здесь не самая маленькая. Несколько еженедельников в рыночной еврозоне просто так не возникнут, это только в Москве на СМИ деньги отмывают.

Газеты эти были «общепортугальские», а не «алгарвийские», но в самом Алгарве соотечественников весьма много. Через дорогу от «Modelo» находится супермаркет «Kalinka». Но не это даже мне в глаза поначалу бросилось, а вывеска родного пива «Балтика». Рядом – еще знакомые буквы. Хотя сами португальцы говорят, что русские их язык учат быстро. Я и сам пару слов выучил – «обриuадо» и «одеош», что означает «спасибо» и «до свидания».

Повезли нас как-то в пятизвездочный гольф-клуб. Надо сказать. что гольф на алгарвийской территории распространен буквально повсеместно. Если травы где-то больше, чем на шесть соток – смело можно предположить, что сие есть именно гольф-поле. Тридцать одно поле круглосуточного действия – это уже серьезно, недаром здесь международные турниры проводятся. Так вот – «Vila Sol Spa & Resort», одно из тех мест, где в начале 1990-х годов начиналась португальская «гольф-революция». Специально для часового мастер-класса к журналистам был приставлен инструктор, англичанин и чемпион. Но многому ли можно научиться за час? Да вообще гольф – игра сомнительная, глупее нее только бейсбол. Тем не менее попадать клюшкой по мячу иногда удавалось, и даже иногда он улетал на довольно приличное расстояние. И вот как раз в такие моменты из-за ограды слышались одобрительные возгласы на русском языке. Три молодца из Западной Украины, состоят при гостинице, в их функции входит сбор мячей, разбросанных по всему полю во время игры. Ясное дело – лучше в теплой Португалии мячики чистить, чем на Украине без газа мерзнуть.

Русская речь вообще звучит часто, а в банках плакаты и буклеты содержат разделы не только на «великом и могучем», но и на украинской мове. А в одном месте даже имелся раздел «Afrika and Moldavia». Соотечественники, трудящиеся на португальском юге, занимают пока не самые высокие ступени социальной лестницы, поэтому мне особенно понравилось, что как раз в это время шел фестиваль киноклассики и одним из пунктов программы значился эйзенштейновский «Броненосец».

И еще один русский след – и тоже с революционным «ароматом». Но приятный. В одном из ресторанов в списке десертов я увидел блюдо под названием «Molotof». Нет, не коктейль, а скорее мусс. Движимый любопытством журналиста, во-первых, патриотическим чувством, во-вторых, и чувством юмора, в-третьих, я заказал именно это. Кушанье вкусное и довольно мирное, а красный цвет его – скорее, от ягод, нежели по каким-либо политическим соображениям.

Когда в 2004 году Португалия принимала чемпионат Европы по футболу, российская сборная базировалась именно в Алгарве. А играли в столице области – городе Фару. Здешний новый стадион выглядит весьма впечатляюще и вошел в список показываемых туристам достопримечательностей наравне с крепостной стеной и романо-готическим собором. Выступили наши футболисты, правда, не совсем блестяще, но причину этому стоит искать где угодно, только не в алгарвийской природе. Зато российские болельщики были сверхактивны и оставили о себе память у служителей местного порядка.

Или такой пример. Город Албуфейра, гостиница «Montechoro». Стена перед входом в ресторан украшена панно, а панно тоже с сюрпризом – один его кусочек выложен почтовыми марками разных стран, причем довольно почтенного возраста. И вот я вижу знакомую с филателистического детства надпись «Почта СССР». Тут конгресс математиков сорокалетней давности, тут что-то шахматное, а это сам Морис Торез, видный деятель какого-то там движения. Портрет этого деятеля я, кстати, впервые увидел – не зря, выходит, в Португалию ездил.

Теперь на повестке дня Тавира – тоже симпатичный город, по маленьким улицам которого ездят маленькие туристические поезда. Главная изюминка – башня, когда-то служившая водонапорной, а теперь там «A Camara Obscura», она же «Камера Обскура». Вызывающее ассоциации с творчеством Набокова телескопическое устройство расположено на самом верху, вокруг большой вогнутой тарелки стоят туристы и смотрят на проецирующиеся изображения исторической части города и дальних зеленых холмов. С помощью зеркала и двух линз все это видно, как говорят на ТВ, в режиме реального времени – и река Жилан с римским мостом, и церкви, построенные в стиле «мануэлино», и черепичные крыши. Переполненный впечатлениями, спускаюсь вниз, открываю книгу отзывов и сразу в глаза бросается запись – «Дуже гарно видовище!» И тут наши были! Начинаю говорить на эту тему с попутчиками – и в обсуждение активно включается обслуживающая «прибашенные» буфет и киоск женщина, которая тоже с постсоветского пространства. Я выразил в книге свои восторги по-русски – и тут же эстафету принял журналист из Праги, решивший оставить в Тавире и чешскую метку.

Коллеги из Чехии и Венгрии, с которыми мы осматривали алгарвийские диковинки, тоже свою школьную программу по русскому языку не забыли – и всю дорогу вспоминали то «В лесу родилась елочка», то даже письмо Татьяны к Онегину. Апофеозом интернационализма была поездка в природный парк «Риа Формоза». Несколько рек впад'
'ают в океан, их дельты сомкнулись – так что от Фару и на восток, до самой испанской границы, это все заповедник со множеством островов. Отрада для ботаников и орнитологов. Понаблюдав немного за птицами, среди которых попадались и экзотические розовые фламинго и наши родные перелетные аисты, работники СМИ отправились на водную прогулку. Я оказался в одной лодке с венграми. Решили спеть. А что петь? Конечно, Кальмана, творчество которого одинаково популярно в обеих странах. Я пел по-русски, а представитель будапештского издания журнала «Playboy» – на языке оригинала. И так хорошо у нас вышло! Весь «золотой фонд» оперетты отработали – и «Сильву», которая на самом деле «Королева чардаша», и «Марицу», и «Принцессу цирка», и «Фиалку Монмартра», и «Баядеру». Пели и арии, и дуэты. Даже не заметили, как обратно приплыли. Здорово! Сказали бы мне лет двадцать назад, что я буду петь Кальмана вместе с редактором венгерского «Плейбоя» в лодке на португальских водах, – не поверил бы.


Вам так же может быть интересно:


\n